Генуэзский ров или Долина «пьяного веселья»?!

Генуэзский ров в Феодосии, если верить истории, никогда не был эталоном чистоты и образцово благоустроенной местностью. Лощину иногда называли «пьяным местом»: когда-то здесь наливали вина, после чего подпившие мужики устраивали драки и поножовщину.

В книге «Феодосия» (автор проекта - В.Костюкевич) отмечено, что ров создавали во время третьего периода строительства крепостных сооружений Каффы.

«Третий период строительства - 1383 - 1475 гг. Сооружение третьей крепостной линии и рва было направлено на усиление внешнего оборонительного кольца. Ров строился одновременно с крепостной линией. Его ширина на отдельных участках колеблется от 11 до 19 м, глубина - от 4 до 7 м. К 1475 г., ко времени захвата турецкими войсками, город имел мощнейшие фортификационные укрепления».

Ров был выложен камнем, он выполнял не только оборонительную функцию, но и был предназначен для отвода ливневых вод из подвалов зданий.

В середине века и после, вне города за рвом был базар (фото 2), писала феодосийка Татьяна Яковлева («Минувшее проходит предо мною»).

Генуэзский ров начинался у башни Святого Константина и тянулся по направлению к Митридатову холму. До постройки городских пассажей ров в этом месте представлял собой широкую и углубленную лощину, на дне которой в праздничные, базарные дни располагались многочисленные торговцы вином, шашлычники, чебуречники, продавцы сальников и бараньих головок.

- Лощину иногда именовали «пьяным местом». У бочонков различной величины и размеров толпились любители судакских и феодосийских вин. Дары Бахуса насасывались продавцом в литровые бутылки. Бутылка хорошего натурального вина стоила 15-20 копеек. Вино заедалось шашлыками ценою в 2 копейки, палочками или сальником в 5 копеек с бубликом, - рассказывал Иван Михайлович Саркизов-Серазини в книге "Воспоминания о Феодосии", написанной в 1932 году.

На гребне лощины, в районе нынешней Феодосийской академии (фото 3), располагались лотки и будки продавцов мяса, молочных продуктов и колбасных изделий. К северу ров сужался, проходил мимо казарм и пересекался местами генуэзской стеной.

- Начиная от пассажа, ров сохранил свой прежний вид. «Пьяное место» давно засыпано землей, на нем разбит сквер и ничто больше не напоминает то разнузданное веселье, драки и поножовщину, которые царили в грозном некогда рву итальянской цитадели, - писал Иван Михайлович.

Советский ученый делится и еще более неприятными воспоминаниями, порой называя Генуэзский ров канавой (фото 4). Он утверждал, что местные жители выбрасывали туда маленьких котят и щенков, из-за чего от рва исходило жуткое зловоние.

- Патриархальные феодосийцы считали своим долгом сбрасывать в ров всякую падаль. От вони разлагавшихся трупов разных животных смердело на большое расстояние. Под мосты подбрасывались слепые щенки и котята. Сердобольные жители считали неудобным убивать приплоды своих собак и кошек. Они приносили их к мостам и предоставляли собственной участи. Особенно отличался надоеданием жалобных визгов, издыхающих от голода животных, мост против армянской церкви Гавриила и Михаила, - вспоминает Иван Саркизов-Серазини.

Помимо этого, на возвышенности между мостом, пересекавшим ров со стороны Армянской улицы, и мостом Суворинской улицы располагались палатки торговцев рыбой.

- Отбросы, гниющая рыба, вонючий рассол - все это сливалось в ров, застаивалось там, разлагалось в сорокаградусную жару, - вспоминал ученый.

Базар, замыкавший собой Форштадт, занимал обширную площадь. На нем не было никаких строений, за исключением деревянного павильона с весами и палаток с рыбой. В базарные дни здесь собирались все домашние хозяйки. У моста Суворинской улицы гудела оживленными голосами толкучка, ближе к центру площади стояли возы с овощами, продавцы фруктов, вина, галантереи. За базаром располагались кварталы Форштадта.

Иван Михайлович отмечал, что из чиновничьей Феодосии здесь жили учитель городского училища Бакун, имевший над базаром собственный дом, и семья Бианки. Один представитель этой семьи считался меньшевиком, был в ссылке, а в какой-то период даже занимал должность городского головы Феодосии.

Сегодня Генуэзский ров (фото 5) выглядит несколько по-другому, теперь его сложно назвать лощиной, впечатляющей своей шириной. Он больше похож на небольшую канавку, где иногда тонкой струей текут сточные воды. 


Автор: Альбина Пупышева
Просмотры: 813
Рейтинг@Mail.ru