Улочки старой Феодосии: площадь Фонтанная, улица Нагорная

Продолжая путешествие по Караимской слободе мы движемся к ее центру: крошечной Фонтанной площади и прилегающей к ней улице Нагорной.
Здесь кроме водопроводных, газовых труб и электрических столбов мало что напоминает о цивилизации, проходя по брусчатке улицы Караимской, сворачивая на кривые изгибы других маленьких улочек каждой клеточкой ощущается почтенный возраст окружающих домиков и остатков сооружений.

По адресу Нагорная, 31, можно увидеть еще один классический караимский дом: полтора этажа, три окошка, выходящие на фасад здания. К этому дому пристроена более современная постройка. Именно под ней находятся остатки фундамента Караимской кенассы. В краеведческой литературе появление этой кенассы датируют 1292 г., так как на одной из балок был зафиксирован именно этот год. Во время Второй мировой войны в здание кенассы попал снаряд.

Нам удалось пообщаться про историю здешних мест с одной из старейшин слободы, караимкой Светланой Савельевной, 1935 года рождения. Вот что она рассказала про кенассу.

Именно на этом месте она была. Вот ее фундамент. Я ее помню. В войну попала туда бомба, но она целой осталась, крышу просто пробило в одном месте. Она работала до войны. Там были священники, были молебны... Отец меня записал в церковной книге этой кенассы, когда я родилась. После попадания бомбы ее разорили, растащили на дрова, на материалы. Я даже помню, что внутри помещения стены были выкрашены голубой краской. А потом дети там дрова собирали. И ее на камни разобрали. И много лет была пустая площадка.

За более новым строением, которое находится на месте караимской церкви — сохранились старые каменные ступени. Эти ступени, по словам Светланы Савельевны, вели в женскую часть кенассы. Даже калитка на этом же месте была.

Из дневника Кокеная Б.Я., март 1942 года.
В Феодосии мы жили против караимского храма, и южная стена двора была как раз против храма. Прежде мы жили в нижнем этаже этого дома, принадлежавшем Мурза Стер-тота, а после – в верхнем этаже. В нижнем помещении (против фонтана) родился и я. В жаркий летний день, когда закрывали ставни, мы видели на стенке изображение турок-водоносов в перевернутом виде, т. к. на одной из ставень была дырочка, сквозь которую проходил солнечный луч. …

...Не всегда службу совершал официальный служитель культа – священник. По канонам караимской церкви это мог совершить каждый грамотный и хорошо знакомый с обрядностями прихожанин. Если тут присутствовал кто-либо из приезжих, то ему оказывали честь, предлагая совершить службу. Он подходил к аналою лицом к «кыбла», т. е. к югу, так же, как и у мусульман, а не к востоку, как у христиан и евреев. На аналое лежало белое, как снег, облачение. Совершавший молитву делал земной поклон, затем поднимался и, читая молитву облачения, набрасывал на себя это белое покрывало. Затем начиналась вечерняя служба, продолжавшаяся 25-30 минут. К концу службы перед последней молитвой наступала мёртвая тишина, т. к. эта молитва совершалась молча, и каждый мог к словам молитвы прибавить и свои слова и желанья. После этой молчаливой молитвы священник поднимался на ноги и, отступив шаг назад от аналоя, поворачивался налево и говорил общине: «Да будет Ваша молитва принята с благоволением!» Затем поворачивался направо и повторял ту же фразу, на что прихожане каждый раз отвечали: «Амен!».

Чуть выше и правее ступеней - находился дом караима Чадык. Он был ювелир. От прежнего вида этого дома ничего не осталось, его полностью изменили, перестроили.

Напротив кенасс также была постройка. Вдоль ее стен проходила очень узенькая улочка, а остальное место, где сейчас пустырь, занимал большой дом. В нем жил последний казначей Шагин-гирея.

Очевидно, речь идет о главном ханском казначее Абдул-Хамит-ага, который заведовал монетным двором в местечке Ташлык, близ Кафы.

«Очень ценный был дом, но его тоже разорили, а в 1972 году снесли», - говорит Светлана Савельевна. «Там были полуметровые дубовые балки, он был вечный. А сейчас остался только подвал».

Караимский фонтан на Фонтанной площади, к сожалению, не сохранился до наших дней. Он был сооружен в 17 веке, недалеко от дома, в котором в 1817 году родился И.К. Айвазовский. Фонтан, давший название площади, был центром караимской слободы. Хаус фонтана (с тюркского — водохранилище) заполнялся водой из древнего водовода, построенного еще генуэзцами.

«Караимский фонтан был там, где ореховое дерево сейчас», рассказывает Светлана Савельевна. «Была в нем вода до 1946 года. А когда воду перекрыли — его стали разорять потихоньку».

Из дневника Кокеная Б.Я., март, 1942 года.
На караимскую слободку, как говорили мне, долго не могли провести водопровод, из-за того, что место для фонтана было выбрано на высоком месте против кенаса. Этот фонтан был общего пользования, построен на средства Хаджи Бикенеш-тота, урожденной Аппак, жены М. С. Хаджи в 1890 г. инженером караимом Эрак.


Автор: Афонина Наталья
Просмотры: 4,771
Рейтинг@Mail.ru